Пламя31

Сами чудом уцелели… Супруги из Рубежного рассказали об испытаниях на пути в Вейделевку

18 мая , 09:23ОбществоФото: lugansk1.info

Семейная пара поделилась собственной историей жизни в оккупированном городе.

Самойловы (имена и фамилии изменены) уцелели и в 2014-м, когда всё только начиналось, и над их домом, расположенном неподалёку от железнодорожного вокзала города Рубежное Луганской области, непрерывно летели снаряды, был взорван мост… ― так «ознаменовали свой приход на Донбасс» украинские ВСУ. Тогда они тоже с большими препятствиями покинули Родину и почти год жили у родственников в посёлке Вейделевка, потом вернулись из-за болезни Веры Васильевны.

Как рассказали супруги, как-то более-менее налаживали жизнь, свыклись с обстановкой и заполонившими городские улицы военными с автоматами, устанавливающими свои порядки и запугивающими горожан ― пострадать можно было только за русскую речь или закреплённую где либо георгиевскую ленту… Сергей Иванович работал охранником, сын ― на химзаводе слесарем, пока его территорию не заняли украинские войска, и ему сказали на работу не выходить, а Вера Васильевна хлопотала по дому.

Начало новых испытаний

Рано утром 24 февраля текущего года семья проснулась от страшного взрыва. Сергей Иванович подошёл к окну, чтобы посмотреть, что случилось, но, попытавшись открыть его, едва устоял от сильной взрывной волны. Окно уцелело, потому что было пластиковое, а в соседних домах деревянные вылетели вместе с рамами. В этот же день глава семейства решил съездить на заправочную станцию, но добраться туда не смог ― в сторону железнодорожного вокзала двигалась нескончаемая колонна украинской военной техники. В начале марта ВСУ уже обстреливали окраины города, и спрятаться можно было только в подвале или в городском бомбоубежище.

Оборудовал убежище в своём подвале и Сергей Иванович. Когда начинался обстрел, что случалось нередко, семья перебежками быстро перебиралась туда. Многим жителям приходилось и вовсе жить в подвалах ― украинские военные выгоняли их из квартир, в которых оборудовали огневые позиции, отбирали всё, а не согласных с этим просто убивали…

Сейчас, немного «отойдя» от пережитого, Сергей Иванович рассказывает, что по улицам разъезжал танк, стрелял по домам, жителям и уезжал. Его горожане прозвал «антошкой», потому что, «постреляв немножко» по живым мишеням, он удалялся, чтобы потом снова появиться. Убитых мирных жителей города было столько, что их хоронили, где придётся ― во дворах домов, на детских площадках, в парках…

С 17:00 до 7:00 украинские военные установили комендантский час. Как рассказала супруга Сергея Ивановича, Вера Васильевна, по ночам при свете фонарика приходилось готовить еду, даже умудрялись печь хлеб, а утром, когда начинался обстрел, бежали в подвал.

«Спать ложились, не раздеваясь, чтобы в любой момент можно было выскочить, ― рассказали вырвавшиеся из этого ада Самойловы, ― поэтому, когда в наш дом попал второй снаряд, мы схватили сумки с кое-какими вещами и под летевшими осколками снарядов успели добежать до сарая, в котором был подвал. От взрыва газа наш дом, можно сказать, за считанные минуты сгорел».

Вера Васильевна дрожащими руками «листает» в телефоне фотографии и комментирует, ― «Вот здесь стоял холодильник, здесь была ванная…». Только эти рвущие на части душу фото и остались от уютного жилища людей, у которых теперь нет даже крыши над головой.

Жизнь после потери дома

Куда идти? В бомбоубежище? Но быть в сырости и холоде здоровье женщины не позволяло. Сначала Самойловых приютили соседи, дом которых пока ещё был цел. Прожили они у них пару недель, а больше в подвале, где слышался каждый выстрел, каждый взрыв и из-за постоянных обстрелов даже в единственный уцелевший на всей улице туалет высунуться было невозможно. Потом жили у другого соседа, который отправил жену с ребёнком к родителям в деревню, а сам охранял свой дом от мародёров.

В конце марта в городе не стало газа, практически под постоянным обстрелом приходилось готовить хотя бы какую-то еду на костре на улице, да ещё воду для этого не так просто было добыть под тем же обстрелом. О том, чтобы как-то помыться, не было и речи.

Выезд из Рубежного

Жить так было невыносимо, и однажды Самойловы, как только закончился комендантский час, вместе с несколькими тоже оставшимися без жилья семьями, решили выехать из города. Но избежать пуль и снарядов не удалось ― из трёх автомашин, на которых четыре семьи отправились в путь, чудом уцелела только одна ― Самойловых… Две остальные были расстреляны.

«Вот зацепило, когда из города выбирались, ― показывает Сергей Иванович вмятины от осколков снаряда на автомобиле и целлофан вместо заднего вида стекла, ― сами чудом уцелели…».

Как вырвались из ада, супругам помнится с трудом. В себя пришли, когда оказались у знакомых в ближайшей от Рубежного деревне Варваровка, где наконец-то после проведённых в подвалах дней смогли помыться, переодеться, выспаться, а потом добраться к родственникам в Вейделевку. Их здесь приютили, окружили заботой, поддержали, помогли прийти в себя от пережитого.

Всё, казалось бы, хорошо, только нет у них дома, в котором они прожили 40 лет, нет средств к существованию, да, если бы и были, так украинские гривны уже нигде не котируются… «Мы не только беженцы, но и бомжы», ― подытоживает рассказ женщина и вновь показывает снятое кем-то из очевидцев событий видео, где, куда ни глянь, ― руины, руины, руины, среди которых «невольно оказывается» каждый, кто увидел это ― пусть даже только на снимках… А что пришлось пережить тем, кто на самом деле оказался на развалинах собственных домов, улиц, по которым ходили, любили, радовались жизни?

«Вот что осталось от нашего такого красивого родного города, ― с болью, которую ничем не измеришь, и абсолютной безысходностью говорит Вера Васильевна, ― сколько людей погибло, сколько остались без крыши над головой…»

Это ― исковерканная судьба лишь одной из тысяч семей, лишившихся крова, родных, но с честью прошедших выпавшие на их долю испытания, о которых даже слышать ― мороз по коже…

Авторы:Мария Талова